baikalarea.ru
О сайте | Иркутск  | Байкал | Прибайкалье | Кругобайкалка | Сибирь | Краеведение | Туризм | История | Иркутский мост |
Бабр
 Фотогалереи
Иркутск день за днем
Иркутск день за днем
Хотите заглянуть в самые укромные уголки Иркутска? Или посмотреть на город с высоты птичьего полета? Каждый день здесь Вас ждет новая фотография.

Иркутяне
Иркутяне
Жители, гости, просто проезжие.

Байкал
Байкал
Хрустальная вода и черный мрак глубин, бездонное небо и свинцовые облака, настоенный на травах жар долин и белые шапки горных вершин.

Кругобайкалка день за днем
Кругобайкалка день за днем
Кругобайкальская железная дорога, Байкал, горы, окружающие озеро, люди, живущие на его берегах, памятники природы, архитектуры и многое другое.

Песнь красоты Байкала
Песнь красоты Байкала
C этой минуты Вы вступили в необычный мир: на нашей планете он единственный в своем роде. Все, что Вы увидете здесь - это лишь малая часть того необьятного и великого пространства воды, овеянного легендами, которое мы называем Байкалом.

 История и архитектура
Кругобайкальская железная дорога
Кругобайкальская железная дорога
Удивительное место есть на берегу озера Байкал - одноколейная тупиковая железная дорога, в народе называемая "Кругобайкалка". Место, где спокойную и размеренную жизнь нарушают только проезжающий два раза в сутки поезд в три вагона, да компании туристов.

 Полезности
Температура в центре г. Иркутска
Температура в Иркутске
Загляните сюда перед тем, как выйти на улицу. А вдруг там уже зима!

 



Закоренелый бродяга Николай Пржевальский



Его путешествия в Центральную Азию

Николай Пржевальский — великий исследователь Азии — в Иркутске бывал несколько раз. Скорее всего, о столице Восточной Сибири у него остались не самые лучшие воспоминания. Впервые он появился в нашем городе никому не известным офицером русской армии и сразу же многим не понравился. Позже он стал уже раздражать важных персон. Особенно возмущались его самоуверенным тоном, когда он говорил о результатах своих путешествий. Одно время против Пржевальского в Иркутске была развязана грязная клеветническая компания, из которой он вышел с честью. Сейчас клеветников никто не помнит, а фамилия Пржевальский выбита на фронтоне областного краеведческого музея.

Детство и юность

Пржевальский родился 31 мая 1839 года на Смоленщине, в усадьбе Отрадное, в довольно заурядном помещичьем семействе. Об отце, Михаиле Кузмиче, мы знаем немного: он был человеком практичным и решительным. Умер в 1846 году, когда старшему сыну не исполнилось еще восьми лет. Мать, Елена Алексеевна, женщина характера твердого и крутого, вела дом и хозяйство по старинке. Состояние ее — около тысячи десятин земли и 105 душ крестьян — давало возможность вести сытую, но скромную жизнь.

Детство Пржевальский провел в деревне, затем окончил Смоленскую гимназию. Дальше началась военная служба, в которой он скоро разочаровался. Но, несмотря на это, он окончил Академию Генерального штаба в Петербурге и мечтал о путешествии. Его занимала Африка — поприще знаменитых путешественников. Подвиги Ливингстона и Бейкера кружили ему голову. Но до Африки было далеко, тем более офицеру без имени, без средств, без протекции.

Мечты об экспедиции в Африку пришлось оставить. Она требовала слишком значительных средств. Внимание Пржевальского обратилось к Азии. Здесь тоже открывалось богатое поле для исследований, и путешествие казалось более осуществимым.

Ученый и азартный игрок

В ожидании удобного случая он рьяно служил взводным офицером в Варшавском юнкерском училище — преподавателем истории и географии. Двухлетнее пребывание в этом городе было теоретической подготовкой к путешествиям. В Варшаве Пржевальский пополнил пробелы в своем образовании. Тут к его услугам были и книги, и пособия, и общество специалистов.

Лекции его имели огромный успех. Удивительная память позволяла ему цитировать лучшие страницы из авторов, писавших о трактуемом предмете. Юнкера нередко собирались у него на квартире. Он был очень радушным и хлебосольным хозяином, любил поесть и накормить гостей до отвалу. Водки не пил и пьянство ненавидел, но был большим охотником до фруктовых вод, которые держал целыми бочонками. Также любил сладости.

Образ жизни он вел довольно правильный и все время посвящал научной работе. Изредка навещал он своих сослуживцев, с которыми играл в карты, преимущественно в азартные игры, причем собирал с товарищей иногда почтенную дань, которая совместно с деньгами, вырученными за издание учебника географии, послужила основанием скромного фонда при поездке в Сибирь.

Между тем время шло, мысль о путешествии постоянно преследовала Пржевальского. Наконец, благодаря содействию некоторых важных лиц ему удалось добиться причисления к Генеральному штабу и перевода в Восточно-Сибирский военный округ.

Сражение с хунхузами

В конце марта 1867 года Пржевальский явился в Иркутск, а в начале мая получил командировку в Уссурийский край. Сибирский отдел Географического общества оказал ему содействие выдачей топографических и астрономических инструментов и небольшой суммы денег, что было кстати при скудных средствах путешественника. Уссурийская экспедиция, в течение которой было пройдено 1060 вест (большей частью там, где не ступала нога европейца), продолжалась три месяца и закончилась 7 января 1868 года.

Во время этого путешествия шайка китайских разбойников — хунхузов — вторглась на российскую территорию на побережье Японского моря, истребляя русские деревни и подстрекая к восстанию местное китайское население. Пржевальский был оторван от своих занятий и отправился усмирять восстание, что исполнил быстро и успешно. За это получил он капитанский чин и был переведен в Генеральный штаб — "чего до сих пор не делали по разным интригам", писал он.

Зиму 1868/1869 года Пржевальский провел в Николаевске—на-Амуре. Амурская жизнь вызвала крайне резкие отзывы с его стороны. Впрочем, она принесла ему существенную пользу. Он играл в карты с местными купцами и офицерами, и всегда счастливо, за что и получил прозвище Золотой Фазан. За зиму он выиграл 12 тысяч рублей и мог называть себя состоятельным человеком. Впоследствии, уезжая из Николаевска, он бросил свои карты в Амур, сказав при этом: "С Амуром прощайте и амурские привычки".

Перед отъездом из Николаевска он представил в Сибирский отдел Географического общества статью о своем путешествии, которая была напечатана в "Известиях", выпускаемых отделом. Автор получил первую ученую награду — серебряную медаль. Пополнив свои исследования новыми экскурсиями, он отправился в Иркутск, где читал лекции об Уссурийском крае, а отсюда — в Петербург.

Грязная иркутская история

20 июля 1870 года состоялось высочайшее повеление о командировании Пржевальского на три года в Северный Тибет и Монголию. 10 октября он был вновь в Иркутске. Тут задержали его, в сущности, пустые, но неприятные дрязги. Путешествуя по Уссурийскому краю, он вдоволь насмотрелся на жалкое положение местного казачьего населения и описал его без прикрас в статье, напечатанной в столичном журнале "Вестник Европы". Статья не понравилась генерал-губернатору Восточной Сибири Михаилу Корсакову, и в "Известиях" ВСОРГО появилась рецензия, обвинявшая автора во лжи.

Пржевальский отвечал на нее, но Сибирский отдел отказался ее напечатать. Тогда он формально прекратил с ним всякие отношения, а статью напечатал в одной из петербургских газет. Иркутские заправилы собирались отплатить ему новой лживой рецензией, но, покипятившись, предпочли благоразумно умолкнуть.

Тут же разыгралась и другая неблаговидная история. Какой-то врач П. выпросил у Пржевальского его рукопись об Амурском крае и напечатал ее под другим заглавием и под своей фамилией, но был уличен в плагиате и посрамлен. Покончив с этими крайне возмутившими его дрязгами, Пржевальский отправился в Кяхту, откуда 17 ноября выступил в экспедицию.

Где не ступала нога европейца

Первое путешествие Пржевальского в Азию продолжалось десять месяцев. Скудные средства экспедиции истощились на покупку припасов — главным образом оружия и охотничьих принадлежностей. Отряд состоял из четырех человек: Пржевальского, Пыльцова и двух казаков. Продвигаться приходилось по территории, объятой дунганским восстанием. Дунгане — китайские мусульмане — в 60-х года XIX века восстали и произвели страшные опустошения.

Двигались не спеша, проходя 20—30 верст в сутки, останавливались по нескольку дней в местностях, обещавших успешную работу и богатый сбор — ботанический и зоологический. Такими местностями были горные хребты Сума-Ходи, Иньшань, впервые исследованные Пржевальским. Большая же часть пути пролегала по южной окраине пустыни Гоби, еще не пройденной ни одним европейцем, где путешественникам приходилось страдать от жары.

Под вечер останавливались у колодца, разбивали палатку, зажигали костер из аргала, варили чай, укладывали растения, делали чучела, затем обедали. Обычное меню в этой и последующих экспедициях составляли: кирпичный чай, баранина, дичь и дзамба, нечто вроде крупы, о которой Пржевальский писал: "Дзамба как ячменная крупа. Право, свиней у нас лучше кормят. Через час после еды дзамба распухает в желудке, и мы едим эту прелесть не чересчур".

Туземное население, подозревая в путешественниках шпионов, относилось к ним очень враждебно: не пускало ночевать, не продавало съестных припасов, так что приходилось кормиться охотой. Однажды китайцы вздумали травить их собакой, но Пржевальский, застрелив ее из револьвера, посулил вторую пулю хозяину, и тот немедленно угомонился.

Проведя две недели в Алишанских горах, экспедиция должна была повернуть назад. Средства истощились до такой степени, что пришлось продать часть оружия, чтобы как-нибудь извернуться. После многих невзгод путешественники наконец-то добрались до Пекина.

Полубог и святой

В Пекине Пржевальский раздобыл денег у русского посланника в Китае Влангали, выдавшего ему 1300 рублей из суммы Пекинской миссии. На эти средства была снаряжена новая экспедиция, и в марте 1872 года она двинулась в путь с 174 рублями в кармане и небольшим запасом товаров.

В мае добрались до Дынь-Юань-Ина, продали товары и с караваном торговцев двинулись к озеру Кукунор. Шли по раскаленным пескам Южного Алашаня, где иногда на протяжении сотни верст не попадалось ни капли воды, а редкие колодцы были отравлены дунганами, бросавшими в них тела убитых. Население не встречалось, все было разорено и истреблено дунганами.

С наступлением осени двинулись к Кукунору. Дело стояло за проводником. Туземные жители были слишком напуганы, чтобы решиться вести караван. Но к этому времени Пржевальский успел уже приобрести репутацию непобедимого богатыря и колдуна. В то время как тысячи местных жителей отсиживались за глиняными стенами своих кумирен и городов, четверо путешественников разгуливали по охваченной восстанием местности, точно в собственном поместье, останавливаясь всегда вне городских стен.

Пржвальский вспоминал: "Нас четверых разбойники боялись больше, чем всех китайских войск в совокупности, и избегали встречи".

В марте 1873 года путешественники достигли наконец Кукунора и провели три весенних месяца в окрестностях озера. Дальше двинулись в Тибет. К этому времени слава путешественников достигла апогея. Говорили, что они полубоги, заговорены от пуль, могут насылать бури снег, болезни. Толпы народа стекались к ним на поклон, больные приходили за исцелением, родители приносили детей для благословения. Близ города Дулан-Кита экспедицию встретила толпа человек в двести, которые, стоя на коленях по обе стороны дороги, усердно молились великому хубилгану (святому). Шайки разбойников исчезали при первом слухе о появлении русских, и вещь, оставленная ими, служила охраной целому поселению.

Перевалив через несколько горных хребтов вступили в Северный Тибет. Два с половиной месяца, проведенные в этой суровой пустыне, были труднейшим периодом путешествия.

Так закончилась достопамятная экспедиция, одна из замечательнейших экспедиций XIX века, единственная в своем роде как по мужеству участников, которое было бы названо сумасшествием, если бы не увенчалось успехом, так и по громадности результатов, достигнутых с нищенскими средствами. В течение трех лет было пройдено 11 тысяч верст, из них 5300 сняты глазомерно буссолью. Исследовано озеро Кукунор и его окрестности, высоты Тибетского нагорья, наименее доступные участки великой пустыни Гоби, собраны богатые коллекции. После этой экспедиции Пржевальский был признан главой русских путешественников.

Известие о смерти 21 октября 1888 года великого русского путешественника Николая Пржевальского в Иркутск пришло на следующие сутки.

Через неделю в музее Географического общества в присутствии генерал-губернатора Восточной Сибири графа Алексея Игнатьева и общественности была отслужена панихида по усопшему. Григорий Потанин — сибирский патриот и путешественник — произнес речь о покойном и его заслугах перед наукой. Он напомнил собравшимся, что Николай Пржевальский в первое свое путешествие отправился из Иркутска.

Характер женоненавистника

Самая выдающаяся черта в характере Пржевальского — любовь к страннической жизни. Он был закоренелым бродягой, для которого оседлая жизнь — каторга. Стремление к путешествиям превратилось у него почти в болезненную страсть. Путешествие было его стихией. Здоровье его, слабеющее при оседлой жизни, поправлялось и крепло в пустыне; любовь к независимости и свободе находила полное удовлетворение в экспедиционной жизни. Это стремление к страннической жизни в значительной степени объясняет воззрения Пржевальского. Николай Пржевальский близких друзей не имел. Он, как говорится, был сам по себе и всегда держался особняком. Стремление к одиночеству было у него всегда — начиная с гимназии и кончая последними годами жизни. Не нравились ему суета, шум и дрязги общественной жизни. Характер его, повелительный и не лишенный властолюбия и нетерпимости, препятствовал слишком тесному сближению с людьми. Он был отличный товарищ, радушный хозяин, надежный вождь, заботливый патрон, но окружал себя только такими лицами, над которыми мог господствовать.

Пуще всего не любил он женщин, называл их сплетницами и решительно бегал от них. Живя в Николаевске-на-Амуре, он получил приглашение давать уроки приемной дочери одного из своих сослуживцев, но отказался и подарил ей свой курс географии с грубой надписью: "Долби, пока не выдолбишь".

"Моя профессия не позволяет мне жениться. Я уйду в экспедицию, а жена будет плакать, брать же с собой бабье я не могу. Когда кончу последнюю экспедицию, буду жить в деревне. Со мной будут жить мои старые солдаты, которые мне преданы не менее, чем была бы предана законная жена". Так объяснил свое отношение к прекрасному полу знаменитый путешественник в автобиографии.

Почести, награды и новый замысел

После завершения первого азиатского путешествия Пржевальский из Урги отправился в Кяхту, а оттуда в Иркутск, Москву, Петербург. С первых же дней по возвращении начались торжественные встречи, поздравления, обеды — всякого рода овации.

Посыпались награды. Военный министр назначил ему пенсию в 600 рублей, следующий чин и ежегодное содержание в 2250 рублей. Берлинское географическое общество избрало его членом-корреспондентом. Парижское географическое общество пожаловало золотую медаль. Наше Географическое общество — Константиновскую золотую медаль.

Три года по возвращении были посвящены обработке его результатов путешествия. Пржевальский жил частью в Петербурге, частью в Отрадном. В Петербурге томился и скучал, проклиная городскую суету, в деревне отводил душу на охоте и рыбной ловле.

Окончив второй том книги "Монголия и страны тангутов", Пржевальский обратился в Географическое общество с проектом новой экспедиции. На этот раз ему хотелось пробраться через Джунгарию к таинственному озеру Лобнор, известному со времен Марко Поло. Отсюда — в Северный Тибет в Лхассу и далее к истокам Иравади и Брахмапутры. Теперь Пржевальский мог говорить как власть имущий, как авторитет, которого слушали с почтением. Географическое общество выделило ему из средств государственного казначейства 27 тысяч 740 рублей.

Прерванная экспедиция

Вторая экспедиция продолжалась недолго. Отряд Пржевальского перевалил Тянь-Шань и достиг озера Лабнор, где провел два весенних месяца — февраль и март, наблюдая за пролетом птиц. Мириады их неслись денно и нощно над палаткой наших путешественников, и зоологическая добыча была громадной.

28 августа 1877 года Пржевальский прибыл в китайский город Гучен у подножия Тянь-Шаня. Тут пришлось отказаться от дальнейшего путешествия. Еще у Лабнора Пржевальский схватил болезнь — зуд тела. Промучившись три месяца и убедившись, что болезнь не поддается лекарствам его походной аптеки (дегтю, табаку и синему купоросу), он решил вернуться в Россию, вылечиться хорошенько и тогда уже идти в Тибет.

Несносная болезнь, туго поддававшаяся лечению, огорчение по поводу отсрочки путешествия в Тибет, а потом жестокий удар — смерть матери — все это дурно повлияло на его настроение, даже вызвало временный упадок сил.

Ввиду всех этих огорчений телеграмма военного министра, предписывавшая отложить путешествие вследствие осложнения наших отношений с Китаем, явилась весьма кстати. Оставив верблюдов и запасы экспедиции в Зайсане, Пржевальский отправился в Петербург.

Результаты своего путешествия он изложил в брошюре "От Кульджи за Тянь-Шань и на Лабнор", которая была переведена на основные европейские языки и вызвавшая восторженные отзывы ученых. В Петербурге его по обыкновению донимали обедами, приглашениями, просьбами о лекциях и прочим.

Запретный город Лхаса — столица Тибета

Пожив в деревне, вылечившись, воспрянув духом, он стал хлопотать о путешествии в Тибет. Государственное казначейство выдало ему 20 тысяч рублей в дополнение к суммам, оставшимся от Лабнорской экспедиции. 20 января 1879 года он выехал из Петербурга, а 28 марта отряд, состоявший из 13 человек, выступил из Зайсанска.

В горах Тан-Ла экспедиция подверглась нападению еграев — разбойничьего племени, занимавшегося грабежом караванов. Человек 60—70 конных еграев атаковали путешественников в одном ущелье, но были отбиты и отступили с уроном.

Среди всех этих лишений и опасностей караван неудержимо стремился вперед. Оставалось уже не более 250 верст до Лхассы, когда за перевалом Тан-Ла пришлось остановиться. Тибетское правительство не хотело пускать Пржевальского в столицу страны. Местное население было настроено против путешественников. Около тысячи солдат и милиционеров загораживали им путь. После продолжительных переговоров Пржевальский должен был отступить.

Впрочем, научные результаты путешествия от этого не пострадали. Посещение Лхасы, запретного для европейцев города, придало бы экспедиции больше блеска, больше шика, но то, что составляло ее суть (великие географические открытия — драгоценные естественно-исторические коллекции и наблюдения), все и теперь остается грандиозным памятником.

Обратное путешествие было сопряжено с большими затруднениями. И люди, и животные ослабли, запасы продовольствия истощились, а впереди еще предвиделось нападение еграев.

И здесь, как в монгольских пустынях, мужество путешественников окружило их легендарным ореолом. Рассказывали, что они трехглазые, что их ружья стреляют на расстояние в целый день езды и прочее. В конце января 1880 года экспедиция вернулась в Цайдам — частью прежним путем, частью новыми местами.

Из Цайдама экспедиция пришла к Кукунору, отсюда — к верховьям Хуанхэ, исследование которых, пополненное в четвертом путешествии, составляет одну из крупных заслуг Пржевальского перед географией. 19 октября 1881 года экспедиция прибыла в столицу Монголии Ургу.

Генерал-майор Пржевальский

Возвращение Пржевальского в Петербург было триумфальным шествием. Начиная с города Верного (Алма—Ата) посыпались поздравительные телеграммы, обеды, торжественные встречи.

Всем членам экспедиции были пожалованы награды, Пржевальскому пожизненная пенсия в 600 рублей в дополнение к прежним 600, а также орден. Петербургская дума избрала его почетным гражданином и ассигновала 1500 рублей на постановку его портрета в думской зале, но он попросил употребить эти деньги с благотворительной целью.

Четвертое путешествие Пржевальского в Центральную Азию продолжалось более двух лет. Исследованы были истоки Желтой реки, завершено и дополнено исследование Цайдама, Лобнорского бассейна и колоссальной системы Куэнь-Луня. За эту экспедицию Пржевальский получил новое звание — генерал-майор, пенсия его была увеличена до 1800 рублей.

Так отнеслось правительство. Ученый мир — русский и иностранный — также не замедлил выразить свое одобрение славному путешественнику. Открытый им хребет Загадочный был назван хребтом Пржевальского. Шведское географическое общество назначило ему свою высшую награду — медаль "Вега".

Смерть в экспедиции

По возвращении из четвертого путешествия Пржевальский жил большей частью в своем поместье Слобода, составляя описание экспедиции. Иногда выезжал в Петербург, после чего отводил душу охотой. Между тем Пржевальский подумывал о пятом путешествии. На этот раз он намеревался отправиться в Тибет через Восточный Туркестан — кратчайшим, но и самым опасным (ввиду возможных столкновений с китайцами) путем.

Пятая экспедиция была снаряжена в более грандиозных размерах, чем прежние. В состав ее входило 25 человек, государственное казначейство выдало на расходы 80 тысяч рублей. Но сам начальник экспедиции был уже не тот, что прежде. Злые предчувствия мучили его. Он не чувствовал в себе бодрости и увлечения прежних лет. Без сомнения, причиной этого упадка духа было физическое расстройство, которого он сам не замечал. Болезнь уже свила гнездо в его богатырском организме, но еще не могла свалить его с ног и только отражалась на его душевном настроении.

К октябрю 1888 года экспедиция добралась до Кароколя (Туркестан), откуда должно было начаться путешествие. Неожиданно 16 октября Пржевальский почувствовал себя так худо, что согласился послать за врачом. Больной жаловался на тошноту, рвоту и отсутствие аппетита (есть предположение, что Пржевальский выпил стакан сырой воды и заболел брюшным тифом). Врач осмотрел его и прописал лекарство. Но болезнь продолжала развиваться, и 19 октября Пржевальский уже осознал, что его карьера завершается.

Путешественник отдал последние распоряжения и, заметив слезы на глазах окружающих, назвал их бабами. "Похороните меня, — сказал он, — на берегу озера Иссык-Куль, в моей походной одежде. Надпись просто: "Путешественник Пржевальский".

Известие о смерти Пржевальского произвело сильное впечатление на наше и западноевропейское общество. Ученые всего мира спешили выразить свое сожаление по поводу безвременной кончины великого путешественника. Наше Географическое общество учредило премию и медаль имени Пржевальского. На могиле его воздвигнут памятник. Город Караколь переименован в Пржевальск.

При подготовке статьи использован очерк Михаила Энгельгардта "Н.Пржевальский".

Сергей Родимов, для "СМ Номер один"

Начало
Окончание
просмотров: 2777
 Форум

14.04.2012 (10.24)


Ваше имя: где живете:
       e-mail:           www:


Введите код:




 Другие статьи


 Поиск Google  

 
Web baikalarea.ru
 Разделы  

Байкальский край
Иркутск
Иркутяне
Альков Леонид
Антипов Александр
Баранов Юрий
Белый острог
Бержинский Игорь
Болсун Елена
Болтенков Вадим Иванович
Бородин Леонид
Бриль Николай
Брюханенко Эдгар
Брянский Валентин
Вампилов
Ведищева Аида
Верещагин Глеб Юрьевич
Вержуцкий Борис
Волков Сергей
Воронов Сергей
Воропай Николай
Гайдай
Герасимов Михаил
Говорин Борис Александрович
Горбунов Геннадий
Григорьева Елена Ивановна
Гурулев Альберт Семенович
Данилов Юрий
Демин Анатолий
Дятлов Виктор
Ераков Николай Петрович
Есиповский Игорь
Жеребцов Гелий
Загурский Николай Матвеевич
Задорожная Елена
Зубарев Сергей
Зуев Эдуард
Кашин Николай Павлович
Кейко Александр
Кербель Борис Михайлович
Козьмин Алексей
Козьмин Феликс
Колчак
Кондратенко Роман Исидорович
Копылов Вадим Георгиевич
Корзун Евгений
Коровин Сергей Александрович
Косенко Павел
Красовский Григорий
Креславский Михаил
Круглов Виктор
Кузьмина Евдокия Константиновна
Лапенков Владимир
Леви Кирилл
Летников Феликс Артемьевич
Лисысянь Игорь
Локхид Оверенд
Любимов Александр
Макаров Борис
Мацуев Денис
Машкин Геннадий Николаевич
Медведев Герман Иванович
Мелентьев Лев Александрович
Михаил Фомин
Михасенко Геннадий
Молокова Лидия Михайловна
Намдаков Даши
Наумов Игорь
Ножиков Юрий Абрамович
Параничев Юрий
Перевозников Сергей
Писарский Борис
Поздняков Константин
Потапов Владимир
Почекунин Валерий
Пржевальский Николай Михайлович
Рак Владимир
Романов Антон
Ротенфельд Борис
Савельев Николай
Сага Александр
Самсонов Юрий
Сергеев Марк
Сериков Лев
Сибиряков Александр
Синявский Борис Леонтьевич
Скаллер Григорий
Смольков
Таевский Дмитрий
Тарасюк Раиса Ефимовна
Тен Сергей
Тишанин Александр
Устинов Семен
Федоров Алексей
Фефелов Игорь
Филиппов Ростислав Владимирович
Фролов Д.Н.
Хомич Альбина
Хэнк Бирнбаум
Шаповалов Андрей
Шаповалов Владимир
Шахеров Вадим Петрович
Шевченко Валерий
Шерман Семен
Шмидт Сергей
Шпрах Владимир
Щапов Афанасий Прокопьевич
Щербин Валерий
Эмдин Сергей
Юрченко Александр
Язев Сергей
Якубовский Владимир
Янковская Лидия
Боровский Виктор Митрофанович
Меерович Марк
Грачев Михаил
Истомин Геннадий
Мезенцев Дмитрий
Матисон Анна
Битаров Александр
БЫЧКОВ Игорь Вячеславович
Кондрашов Виктор Иванович
Чертилов Игорь
Улицы
Районы
Новые стройки
Общественные места
Примечательные места
История
Культура
Генплан
Мегаполис
Парки, зеленые зоны
Памятники
Памятники архитектуры
Монументальные сооружения
Церкви
Кладбища
Организации
Иркутск день за днем
События
Иркутску 350 лет

 Пржевальский Николай Михайлович

1. Закоренелый бродяга Николай Пржевальский

  Последние сообщения  

  Реклама  


  Друзья и партнеры  


www.baikalsvet.com Светодиодные технологии. Светодиодные прожекторы, светильники. Ландшафтная и интерьерная подсветка.

  Ссылки  



 
Байкальский край


рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001152209332 (Байкальский край)


140 ms Golden BABR Журнал Вокруг света. Путешествия, приключения, открытия, рассказы, страны, первооткрыватели,
исследователи, география, континенты, сокровища, клады, обои, ссылки, отдых, Крым