baikalarea.ru
О сайте | Иркутск  | Байкал | Прибайкалье | Кругобайкалка | Сибирь | Краеведение | Туризм | История | Иркутский мост |
Бабр
 Фотогалереи
Иркутск день за днем
Иркутск день за днем
Хотите заглянуть в самые укромные уголки Иркутска? Или посмотреть на город с высоты птичьего полета? Каждый день здесь Вас ждет новая фотография.

Иркутяне
Иркутяне
Жители, гости, просто проезжие.

Байкал
Байкал
Хрустальная вода и черный мрак глубин, бездонное небо и свинцовые облака, настоенный на травах жар долин и белые шапки горных вершин.

Кругобайкалка день за днем
Кругобайкалка день за днем
Кругобайкальская железная дорога, Байкал, горы, окружающие озеро, люди, живущие на его берегах, памятники природы, архитектуры и многое другое.

Песнь красоты Байкала
Песнь красоты Байкала
C этой минуты Вы вступили в необычный мир: на нашей планете он единственный в своем роде. Все, что Вы увидете здесь - это лишь малая часть того необьятного и великого пространства воды, овеянного легендами, которое мы называем Байкалом.

 История и архитектура
Кругобайкальская железная дорога
Кругобайкальская железная дорога
Удивительное место есть на берегу озера Байкал - одноколейная тупиковая железная дорога, в народе называемая "Кругобайкалка". Место, где спокойную и размеренную жизнь нарушают только проезжающий два раза в сутки поезд в три вагона, да компании туристов.

 Полезности
Температура в центре г. Иркутска
Температура в Иркутске
Загляните сюда перед тем, как выйти на улицу. А вдруг там уже зима!

 



ВЕРШИНА: ВОЗНИКНОВЕНИЕ И НАЧАЛЬНЫЙ ЭТАП ИСТОРИИ ПОЛЬСКОГО СИБИРСКОГО СЕЛА



Наталья Геннадьевна Галеткина,историк, аспирант Европейского университета, г. Санкт-Петербург 

Почти сто лет прошло с тех пор, как первые польские переселенцы, преодолев почти семь тысяч километров пути, приехали на Трубачеевский участок в надежде начать здесь новую счастливую жизнь. Это произошло в 1910 году, и именно этот год можно считать датой основания села Вершина. Но начнем мы наш рассказ с того, что предшествовало этому моменту, и мысленно перенесемся в то время, когда на картах Переселенческого ведомства Иркутской губернии появился участок под названием Яматский.

Участок был образован в 1908 году производителем землеустроительных работ М. Соколовым, а название свое получил от ручья Яматский, впадающего в реку Ида. Участок насчитывал 5 500 десятин земли, включая «угодья постоянного землепользования инородцев» (1). В том же 1908 году Яматский участок был переименован в Трубачеевский – по имени уполномоченного от бурятского сельского общества Трофима Трубачеева, который выступал против порядка ведения землеустроительных работ в этом районе. Трубачеев считал, что работы по отводу земель ведутся неправильно, несправедливо, без учета насущных интересов целых улусов (2).

Надо сказать, что к этому времени в России полным ходом шла аграрная реформа, составной частью которой было организованное переселение на восточные окраины империи. Поток крестьянских переселенцев, ехавших в Сибирь «за землей», рос с каждым годом, и нужны были все новые и новые переселенческие участки. По существовавшему порядку землеустройства все земли, которые считались казенными и находились в пользовании старожилов, подлежали осмотру, учету и распределению в соответствии с установленной нормой земельного надела. Не попавшая в надел земля поступала в колонизационный фонд, из которого образовывались участки для переселенцев. Так, в состав Трубачеевского участка общей площадью 5 650 десятин вошли 164 десятины в падях Нашата, Тодобол, Ямат, находившиеся до этого в пользовании бурят Укырского инородческого ведомства (3). Естественно, что старожилы, привыкшие долгие годы распоряжаться землей без какого-либо надзора, не могли быть довольны таким оборотом дел. Особенно если учесть, что последнее слово по вопросу, сколько и какой земли необходимо бурятам, оставалось за чиновниками. Логика рассуждений последних была такова: процесс перехода укырских бурят от скотоводства к земледелию зашел так далеко, что их скорее можно назвать хлебопашцами, чем скотоводами. Обширные летние пастбища, необходимые им в прошлом, уже не имеют прежнего значения. Учитывать их при землеустройстве – значит вставлять «палки в колеса переселенческого дела вопреки и закону, и здравому смыслу». Поэтому, несмотря на жалобы и прошения, которые представители бурятского сельского общества подавали в высокие инстанции, к 1909 году границы Трубачеевского переселенческого участка были окончательно утверждены.
Краткое описание Трубачеевского участка мы находим в отчете М. Соколова за 1908 год: «Участок Трубачеевский. Расположен на р. Иде при впадении ручья Яматского. С резко выраженным гористым рельефом, покрыт в большей части своей крупным мешаным лесом. Много каменистых крутых склонов с мелкослойной почвой. В состав участка вошло небольшое количество пашен и сенокосов по падям; по тем же падям и их распадкам, главным образом, будут разделены засельщиками пашни. Участок следует причислить к трудным для разработок» (4). Как только Трубачеевский был внесен в список готовых для заселения земельных участков, сюда стали прибывать ходоки, или, как произносят в Вершине с ударением на второй слог, «ходáки». Так называли людей, которые первыми ехали, как говорится, «в разведку», представляя интересы целой группы будущих переселенцев. Ходоки должны были осмотреться на месте и выбрать из предлагаемых переселенческими чиновниками земель участок для заселения. Записав его за собой, они возвращались на родину и рассказывали отправившим их семьям о результатах своей миссии. «Наши поляки тогда троих ходáков заслали первых. Ходáки приехали смотреть. Приехали, нахвалили, как тут вон орехов много, ягод много, всего много. И скота сколько ходит!» – так вспоминала об этом Магдалина Юзефовна Мычко, с которой мне посчастливилось общаться в 1994 году. Будучи уже в преклонном возрасте, она сохраняла на удивление ясную память и интересно рассказывала о пережитом. Фрагменты той беседы включены в данную статью. Сегодня Магдалины Юзефовны уже нет в живых, она умерла в 1998 году, не дожив несколько дней до своего 97-летия.«Я помню это, – говорила она, – потому что в нашей деревне один ходáк был, Петшик. Он продал дом, а жену свою и двоих детей у моих родителей оставил, покамест в Сибирь ездил. А как приехал, я помню, что он говорил.  Рассказывал, как там им давали по первости землю в Кутулике, ближе к дороге железной. А он не хотел, а хотел дальше в лес, потому что здесь много ягод… Здесь им понравилось. Здесь и выбрали. Помню, он рассказывал, как скот ходит сам по себе у бурятов по лесам. Много, говорил, там всего – и кони, и коровы, и овцы. Всего полно, всегда будем с мясом». Упомянутый Магдалиной Юзефовной ходок Петшик входил в группу делегатов, выехавших из района Домбровского угольного бассейна в Иркутск весной 1910 года. С ним были еще два ходока, которые выбрали для поселения земли на Трубачеевском участке: Лабуда и Фасиньский (5). Возможно, что другие ходоки из регионов Малопольши и Домбровского бассейна приезжали на Трубачеевский участок и раньше, но сведений о них в местных и центральных архивах на данный момент не обнаружено. Известно только, что заселение Трубачеевского участка началось в 1910 году и к концу этого года здесь находилось 59 дворов (6).   Переселенцы добирались до станции Черемхово по Транссибирской железной дороге, а оттуда на запряженных лошадьми телегах ехали до места поселения через село Верхне-Острожное, улус Бохан, село Верхне-Идинское (7). Треть стоимости пути по железной дороге оплачивало государство. Из казны же в Черемхово выдавали 50-60 рублей денег и небольшое количество зерна пшеницы.  «Две недели ехали с Польши на поезде, – вспоминала Магдалина Мычко. – Ехали вместе с русскими в поезде, одна наша семья. Как мама только решилась, она же ни слова по-русски не знала? Но как-то она с этими людьми сговорилась, даже хлеб ходила нам покупать по дороге, печенья всякого. Хорошие люди были. Если бы не хорошие – не доехали бы. Они дальше еще там куда-то ехали на восток. Мама в Черемхово сошла, а они дальше поехали… Вещи наши отдельно в багаже шли. Что с собой брали? Подушки, перины, иконы, одежду. Пока мы жили в Черемхово две недели, багаж наш пришел. Потом отец за нами на коне приехал и повез нас на место».

Магдалине исполнилось незадолго до этого 11 лет. Она была старшей из четырех детей, которые вместе с матерью прибыли летом 1912 года на Трубачеевский участок. Их отец, Юзеф Лыда, приехал сюда двумя годами раньше, чтобы подготовить нормальные условия проживания для своей семьи. Но здесь, в Сибири, он сильно заболел, и на строительство хорошего дома не было ни сил, ни средств.

 «Место мне не понравилось, – вспоминала Магдалина Юзефовна. – Холодно было, мы в июле приехали, но дожди страшные шли. Как они только сено собрали – сама не знаю. Отец построил такую будку временную для жилья. Крыши не было, на жердях шкуры висели. А дождик такой шел, когда мы приехали! Холодно, дети плачут, замерзли. Спать негде, дождь заливает, ой! Ни сварить, ни согреться. Потом все разболелись.
В 1912 году уже много семей было. Мы последние приехали. Дома уже некоторые стояли. Но и землянки были, их в горе рыли: только две стены были и вход. Жили одну зиму там. А морозы тогда были сильные! Сейчас таких морозов уже нету. Как плюнешь, сразу замерзало. И вот в землянках первую зиму зимовали. На другой год уже лучше жилье ставили, а на третий – еще лучше… Кто приехал сюда побогаче, у кого с деньгами и здоровьем лучше было, то те и сразу лучше жили. А вот так, как мы приехали, что денег кое-как на дорогу собрали, то трудно было».О положении переселенцев в первый год жизни на новом месте можно судить по отчетам и рапортам того времени, сохранившимся в архивах. По отзывам чиновников, поселенцы Трубачеевского участка в массе своей не относились к крепким в экономическом смысле хозяевам. Многие из них нуждались в дополнительной поддержке государства. «Едва ли когда-либо устроится без особой помощи большинство поляков, выходцев горнопромышленного района, не имеющих ни средств, ни сельскохозяйственных навыков», – писал о них заведующий Кутуликским переселенческим подрайоном Иркутской губернии Л. Кременер. «Переселенцы, водворенные в 1910 году, – продолжал он, – малосостоятельны… нуждаются в особых о них заботе и помощи… Водворившееся население в общем бедно и далеко от того, чтобы окрепнуть, большая часть его не привыкла к местным условиям» (8).  Интересную характеристику польским поселенцам дал настоятель Иркутского римско-католического прихода Петр Павел Бульвич в докладе могилевскому епископу-суффрагану Иоанну Цепляку от 24 сентября 1911 года. Он писал: «Начиная с 1909 г. в связи с событиями 1904-06 гг. в пределы Иркутского Римско-католического прихода начали переселяться крестьяне губерний Царства Польского, преимущественно, если не исключительно, из Келецкой и Петроковской губерний, занимавшиеся горнозаводской деятельностью.

В настоящее время, по произведенной мною во время объезда прихода текущим летом регистрации, имеется 188 переселенческих семейств, 975 душ. По месту оседлости должно их разделить на три района». Далее следует информация о поляках Зиминского и Черемховского районов, которую мы здесь опускаем, и переходим непосредственно к описанию основателей Вершины: «Наконец, третий район составит селение Вершинино Черемховского подрайона, состоящее из 76 домов, 377 душ, и Козаковский участок в 7 семейств 31 душу. Эти отстоят от линии железной дороги верстах в 120, находятся на правой стороне Ангары.

Для удовлетворения насущных духовных потребностей означенных переселенцев или "выходцев из Привисленского края", как некоторые из "власть имущих" выражаются, является необходимым, в первую очередь, постройка костела и школы в Вершинине, где, как упоминалось, 76 семейств, 377 душ, коим отведено 203 доли по 15 десятин или 3 045 десятин. Молодежи школьного возраста (от 7 до 12 лет) 36 мальчиков и 31 девочка. Устройство костела и школы вершининцам и потому крайне необходимо в самом непродолжительном времени, что они:

1-mo, заняли самый неподходящий для земледелия участок, годный разве как запасный, состоящий из высоких крутых хребтов.

2-dо, не имеют никакого подспорья, например, в продаже леса на шпалы, гонке смолы и дегтя и т. п.

3-io, проголодав зиму прошлого года, будут голодать и настоящую, а то и на засеменение распаханных клочков не всем хватит. Выдача им полностью суммы  на устройство школы, частью же и на костел, могла бы их поставить на ноги. Про вершининских переселенцев говорят соседи: "должно быть, плохо живется, если красть начинают". И действительно, был случай, когда один из вершининцев… судился за кражу у бурята двух хлебов и был оправдан, хотя в краже сознался: "очень уж голод поприжал, продать нечего, все распродано, а буряты, пользуясь случаем, эксплуатируют безсовестно"» (9).
Эти документы рисуют довольно безрадостную картину. Однако она будет далеко не полной, если мы не примем во внимание и другие архивные свидетельства. А они есть, и наиболее раннее из них относится к октябрю 1910 года. Это общественный приговор доверенных от четырех сельских обществ, которые возникли к тому времени на переселенческих участках Благодатном, Тальяновском, Козаковском и Трубачеевском. Доверенные, как следует из документа, собрались на общий сход, чтобы решить вопрос о фельдшерском пункте и аптеке. «Обсудив этот вопрос, – писали они в приговоре, – и находя неудобным существующий ныне порядок иметь медикаменты в каждом участке порознь, мы пришли к заключению, что для нас… будет наиболее удобным и выгодным соединиться в общий медицинский пункт… в селе Верхне-Идинском» (10). Здесь впервые появляется упоминание о Вершининском сельском обществе, образованном переселенцами Трубачеевского участка. То есть буквально через несколько месяцев после приезда переселенцы представляли собой уже не группу разрозненных семей, приехавших из разных мест и волею судьбы оказавшихся на одном участке, а сплоченное организованное сельское сообщество. Более того, документ этот свидетельствует о возникшей кооперации и между жителями нескольких соседних переселенческих деревень. На подобном же общем сходе в ноябре 1910 года они решили сообща содержать одного грамотного писаря и договорились о порядке расклада денег на его содержание между всеми водворившимися на четырех участках (11).Вершининское сельское общество регулярно собиралось для решения насущных жизненных вопросов, например, о приходе и расходе общих денежных средств, о строительстве общих зданий. Так, в ноябре 1910 года на общем сельском сходе было решено ходатайствовать об открытии и постройке в Вершине начальной школы или, как ее называли, одноклассного министерского училища. Вершининцы просили выдать им «по бедности... в безвозвратное единовременное пособие от казны 3 тысячи рублей» (12).  Не получив ответа на это прошение, они в феврале 1911 года на очередном сельском сходе постановили обратиться к заведующему Кутуликским подрайоном и просить его «выйти с ходатайством об ускорении открытия и постройки училища». После этого дело сдвинулось с мертвой точки, и денежное пособие вскоре было получено. Лес для строительства заготавливали и вывозили сами жители села. В 1912 году Вершининская начальная школа была открыта (13).Очередным важным вопросом, решением которого сообща занимались жители Вершины, стало возведение в селе католического храма. В общественном приговоре Вершининского сельского схода от 23 декабря 1911 года они писали: «Мы и семьи наши имеют большую нужду в религиозной потребности, так, например, дети родятся и остаются не крещеными, умирают без отпевания, в большие праздники взрослые желали бы излить свои накопившиеся духовные потребности в храме, но такового нет. По обсуждении этого вопроса мы, на основании Высочайше утвержденного 19 апреля 1909 г. закона о порядке выдачи ссуд на общеполезные надобности переселенцев, обращаемся к Его Высокоблагородию, Господину Заведующему Кутуликским подрайоном с просьбой исходатайствовать нам безвозвратную ссуду на постройку "каплицы" в размере 3 000 рублей. Выданную нам ссуду обязуемся расходовать под наблюдением Заведующего подрайоном и обратить исключительно на указанную надобность, почему просим, чтобы все расчеты с рабочими, подрядчиками за материалы и прочее были бы произведены непосредственно казной в лице Заведующего подрайоном…» (14).Несмотря на вроде бы положительный ответ, решение вопроса о строительстве храма затянулось. В Российском государственном историческом архиве в Санкт-Петербурге хранится переписка, которая велась по этому вопросу между различными высокопоставленными чиновниками и церковными иерархами на протяжении нескольких лет. Не вдаваясь в ее детали, скажем только, что непосредственное строительство храма началось лишь в 1914 году, а завершилось к маю 1915-го. Известно, что освящение нового храма во имя Святого Станислава было назначено на 15 мая 1915 года (15).

Постоянного католического священника в Вершине никогда не было. Богослужения проходили в храме только тогда, когда раз в год на две-три недели приезжал иркутский священник. Обычно это происходило, как вспоминала Магдалина Мычко, в июле. «Родители сами на конях до Иркутска ехали за ксендзом. И обратно в Иркутск его увозили. Один раз было пожил у нас в избе три недели, а люди, как он приехал, так все ходили к нему. Каждый нес яички, масло, молоко. Если, допустим, надо было венчать раньше или позже, а ксендза не было в Вершине, то сами в Иркутск ехали. Мы с мужем венчались 1 мая в иркутском костеле. Если ребенок родился или кто умер – хоронили по-польски».
Сколько же всего человек приехало на Трубачеевский участок и сколько из них закрепилось на этой земле? Как распределялся переселенческий поток по годам, и было ли обратное движение? Ответы на эти вопросы отчасти можно найти в архивных материалах, хотя необходимо учитывать и имеющиеся здесь расхождения в цифрах. Возможно, это связано с общей нестабильностью состава жителей Вершины в первые годы: в одних случаях вся семья сразу ехала на участок, в других – сначала переселялся лишь один из членов семьи, а остальные приезжали через год-другой, кто-то из уже водворившихся домохозяев мог временно уехать в Полдьшу за своими родными. Некоторые расхождения, однако, объяснить трудно. Например, непонятно, почему один и тот же человек в один день подписывает два документа, в которых сообщает разное количество жителей Вершины. Так, в уже упоминавшемся докладе иркутского настоятеля П.П. Бульвича могилевскому епископу-суффрагану Иоанну Цепляку от 24 сентября 1911 года говорится о 76 семействах и 377 душах, проживающих в селении Вершинино. А в его же рапорте митрополиту Ключинскому от 24 сентября 1911 года упоминается 83 двора и 407 душ (16).   Более точными представляются сведения из общественных приговоров Вершининского сельского общества, где количество домохозяев, имеющих право голоса, указывалось самими жителями села. Так, согласно двум общественным приговорам от 13 февраля 1911 года Вершининское сельское общество состояло из 59 домохозяев (17). Такое же количество домохозяев указано и в отчете по расходам мирских сумм за 1910 год. Близко к этой цифре и число дворов, указанных в списке сельских населенных пунктов Иркутской губернии за 1911 год, составленном на основе данных за 1910 год. Здесь в Вершининском поселке Осинской волости Балаганского уезда значится 61 двор, в котором проживают 149 мужчин, 133 женщины, 46 детей от 8 до 12 лет. То есть всего 328 человек (18).Общественный приговор от 23 декабря 1911 года сообщает, что Вершининское сельское общество состояло уже из 70 домохозяев, имеющих право участвовать в сходах (19). То есть в течение этого года к водворившимся в 1910 году 59 семьям присоединилось еще 11. Спустя два года, в октябре 1913 года, Вершининское сельское общество состояло из 77 домохозяев (20), то есть оно выросло лишь на семь семей. Получается, что основная часть переселенцев приехала в первые два года заселения участка. Этот вывод подтверждается и другим, более поздним документом – докладной запиской боханского агитатора от 15 апреля 1931 года. Ее автор, говоря о составе жителей Вершины на тот момент времени, приводит количество хозяйств по годам приезда переселенцев. Он пишет, что 62 хозяйства были основаны приехавшими в 1910 году, 26 – в 1911-м, 3 – в 1912 году. По одному хозяйству прибавилось в 1913 и 1914 годах. Затем в этом процессе следует пауза, совпадающая с годами Первой мировой войны. В 1918 году появилось еще одно новое хозяйство и в 1922 – еще два (21). Таким образом, хотя абсолютные цифры и не совпадают с теми, что приводились выше, общая тенденция здесь прослеживается четко: основное число переселенческих семей приехало на Трубачеевский участок в первые два года – в 1910-м и 1911-м. В последующие годы число жителей Вершины если и росло, то незначительно.

Не следует забывать и об обратных переселенцах, так называемых обратниках. В той же докладной записке о состоянии села за 1931 год говорится о том, что в 1922 году из Вершины в Польшу вернулись шесть семей. Польский исследователь Владислав Масярж упоминает девять фамилий членов семей, которые уехали обратно в Польшу после заключения мирного Рижского договора 1921 года (22). Кроме этих, уже довольно поздних, «обратников» были и такие, которые вернулись в первые же годы после приезда в Сибирь. То, с чем переселенцы столкнулись здесь, у многих из них вызвало шок. Зимние морозы, весенние и летние заморозки, необходимость раскорчевки лесных участков, нехватка средств – на фоне всего этого привычное, даже пусть и полунищенское, существование на родине показалось более привлекательным. В материалах об обратном переселении из Кутуликского подрайона за 1910 год упоминаются четыре семьи «обратников» из Петроковской губернии и одна – из Келецкой. Три из них были водворены в том же 1910-м, а две – в 1909 году. Причины возвращения на родину: «отсутствие средств, неприспособленность к сельскому хозяйству (бывшие горнорабочие)» (23).

Семья Юзефа Лыды также собиралась вернуться в родную деревню Блэндув, расположенную неподалеку от Кракова. Но сделать это, как рассказывала позднее его дочь Магдалина, оказалось не так-то просто. Обратный железнодорожный билет надо было покупать уже за полную стоимость, да и для нового обустройства, пусть и  на прежнем месте, тоже нужны были немалые деньги. Эти деньги стали собирать, отказывая себе во всем. «Тогда николаевские деньги были, не советские. Всё собирали на дорогу, чтобы уехать до Польши, не покупали ничего. Собирали, собирали, и еще бы дней пять, чтобы переехать там границу, но этих пяти дней нам и не хватило. Только собрались ехать в Польшу, как война началась. А потом все те деньги, которые собирали, пропали. Куда было девать эти николаевские деньги? Только в печку бросить. Бросили, и на что после было ехать? А многие вернулись. Семей, наверно, пять или шесть уехало».

С середины 1920-х годов можно говорить о стабилизации жизни Вершины. Движение переселенцев – как прямое, так и обратное, практически прекратилось. Отходили в прошлое временные сараи и землянки. Их заменяли крепкие большие дома, а по берегам Иды ставились мельницы и лесопилки. Подрастало поколение детей, рожденное уже здесь, в Вершине. Сибирское село было для них настоящей, а не приобретенной родиной, хотя не прерывалась культурная связь и с родиной отцов. Польский язык дома и в школе, религиозные праздники и традиционное семейное воспитание – все эти элементы прежней культуры еще не подвергались разрушительному воздействию государства, как это происходило в последующие десятилетия. 

В административном отношении Вершина входила в эти годы в Шаралдаевский булсовет Боханского аймака Бурят-Монгольской Автономной Советской Социалистической Республики. В ведении этого же совета находились Нашата, Тодобол, Хонзой. Сегодня эти названия ассоциируются с различными частями Вершины. Тодобол официально входит в ее состав, Нашата и Хонзой по документам сельской администрации считаются отдельными населенными пунктами, но фактически составляют с собственно Вершиной одно целое. В те же годы, о которых мы ведем речь, все три поселения были еще отдельными бурятскими улусами. Река Ида служила естественной границей, по одну сторону которой располагалась польская Вершина, по другую – бурятские Нашата и Хонзой. Позднее, когда часть земель нашатинских бурят административным решением была передана в распоряжение жителей Вершины, буряты в течение нескольких лет распродали свои участки и дома и перебрались из Нашаты в соседние Хонзой и Дундай.

Но это происходило уже в третье десятилетие пребывания польских переселенцев на сибирской земле. В то самое десятилетие, когда на них обрушились и все «прелести» советской тоталитарной системы – воинствующий атеизм, раскулачивание, коллективизация, репрессии. Все эти события составляют важную часть истории Вершины. Однако они выходят за рамки данной статьи, поскольку ее целью был рассказ о возникновении и начальном этапе истории польского сибирского села.


просмотров: 1737
 Форум
Ваше имя: где живете:
       e-mail:           www:


Введите код:




 Другие статьи
В деревне Вершина расположится этнографический музей

Маленькая Польша в Сибири. Еще один этнографический музей под открытым небом появится в Иркутской области. Его создадут в деревне Вершина Боханского района, которой в этом году исполняется 100 лет. Дальше...


Село Вершина

Село Вершина обязано своим появлением аграрной реформе Столыпина в 1906-1914 гг. и основано переселенцами из бывшего царства Польского, которое входило в состав Российской империи. Дальше...


Маленькая Польша в сибирской глубинке

В селе Вершина Боханского района проживают более пятисот человек. Почти все - потомки поляков, приехавших сюда в начале прошлого века во время Столыпинской реформы. Первые поселенцы оказались здесь в 1910 году. С тех пор традиции передаются из поколения в поколение. Три года назад в Вершине создали польское культурное общество "Висла", а в июне нынешнего года открылся польский дом. Дальше...


Польский дом открылся в селе Вершина Боханского района УОБАО

УОБАО, 23.06.05 ИРА «Телеинформ» Польский дом открылся в селе Вершина Боханского района Усть-Ордынского Бурятского автономного округа. Об этом Телеинформу сообщили в пресс-службе администрации УОБАО. Министерство культуры Республики Польша и генеральное консульство Республики Польша в Иркутске выделили средства на приобретение дома в польском селе Вершина для создания в нем культурного центра. На открытие Польского дома 18 июня в Вершину приехал консул Республики Польша в Иркутске Эдвард Тешкевич. Дальше...


Жители села Вершина недовольны действиями руководства

"Мы, поляки, терпеливые", говорят вершинцы. Но любому терпению приходит конец. Подумали и решили забрать свою землю у хозяйства. Однако это оказалось невозможным. Договоров о передаче земельных паев местных жителей акционерному обществу "Вершина" просто не существует. Дальше...


В ВЕРШИНЕ СКАЖУТ: "ДЗЕНЬ ДОБРЫ, ПАНИ!"

В Боханском районе есть небольшое село Вершина. Живут здесь потомки поляков, которые век назад, во время столыпинской реформы, приехали на сибирскую землю. Многие переселенцы тогда разорились, многие вернулись обратно в Польшу. Но большая часть семей потихоньку обжилась - и среди тайги выросла Вершина. Сегодня село сильно отличается от деревень русских. Но не столько тем, что вместо привычного "здравствуйте" вам скажут "дзень добры" и добавят совсем уж непривычное для уха обращение - "пан" или "пани". Здесь удивительным образом сохранился самобытный уклад, обычаи, кухня и даже говор польской деревни начала прошлого века. И все это заслуживает рассказа. Дальше...


Путь в Вершину и путь Вершины

В 1910 году, примерно в 135 километрах от Иркутска, на так называемом Трубачеевском участке группа поляков из Петроковской и Келецкой губерний (ныне юг средней полосы территории Польши) основали село Вершина. На родине мужчины с семьями жили в деревнях, но работали в шахтах. Небольшие заработки и такие же крохотные участки земли не обеспечивали хотя бы прожиточного минимума их семьям. Ежедневно заглядывала им в глаза госпожа беда, иногда отчаяние и смерть. Самые смелые из них решили покинуть малую отчизну и уехать куда-то ради лучшей жизни. Кто-то поехал в Германию, кто-то — в Америку. Были и такие, кто отправился в Сибирь Дальше...




 Карта  


 Поиск Google  

 
Web baikalarea.ru
 Разделы  

Байкальский край
Прибайкалье
Регионы
Ангарск
Шелехов
Братск
Усть-Илимск
Нижнеудинск
Тайшет
Деревни, поселки
Александровск
Алужино
Алымовка
Ангасолка
Аршан
Ахины
Байкал порт
Байкальск
Баклаши
Балаганск
Балахнинский
Барлук
Батама
Баяндай
Белореченский
Бельск
Березовый
Бильчир
Бодайбо
Большая Речка
Большие коты
Большое Голоустное
Большой луг
Борохал
Бургаз
Бурдаковка
Буреть
Быстрое
Верхнемарково
Веселый
Визирный
Витим
Вихоревка
Воробьево
Голуметь
Горячий ключ
Горяшино
Грановщина
Грудинино
Грязнушка
Ербогачен
Жданово
Железнодорожный поселок
Жердовка
Забитуй
Заводской
Залари
Заречное
Зима
Ивановка
Капсал
Карда
Карлук
Карнаухово
Катанга
Кахинское муниципальное образование
Качуг
Кимилтей
Киренск
Ключи
Ковыкта
Култук
Кутулик
Листвянка
Максимовщина
Мальта
Мама
Манзурка
Мардай
Марково
Мегет
Мельзаны
Мельничная падь
Метляево
Михайловка
Мишелевка
Моты
МРС
Мурино
Нагалык
Нижнеудинск
Новожилкино
Новонукутский
Новоснежый
Нуху-Нур
Обхой
Одинск
Оек
Окунайский
Олонки
Олха
Парамоновка
Патроны
Петрово
Пивовариха
Пихтинск
Подкаменная
Покровка
Половина
Преображенка
Прохоровка
Ревякино
Савватеевка
Саган-Жалгай
Сафроновка
Саянск
Свирск
Селиваниха
Слюдянка
Старая Ангасолка
Суховский
Сухой Ручей
Тайтурка
Тальники
Тельма
Тибельти
Тихоновка
Тулун
Тургеневка
Тыреть
Узкий Луг
Урик
Урик
Усолье-Сибирское
Усть-Алдан
Усть-Куда
Усть-Кут
Усть-Уда
Уталай
Утулик
Хайта
Холмушино
Хор-Тагна
Черемхово
Чуна
Ширяево
Шиткино
Шишкино
Шутхулун
Мангутай
Тугутуй
Петровка
Хохорск
Кеуль
Шаманка
Усть-Орда
Онгурены
Верхоленск
Якурим
Карам
Нюруткан
Средний
Черноруд
Рудовка
Анучинск
Каменка
Заплескино
Воробьевка
Хомутово
Поздняково
Куйтун
Пономарево
Буря
Вершина
Угольник
Большой Кашелак
Вершининск
Еленинск
Старообрядческие поселки
Памятники природы
Горы
Пещеры
Реки
Скальники
Природные явления
Прибайкальский национальный парк

 Вершина

1. Путь в Вершину и путь Вершины
2. В ВЕРШИНЕ СКАЖУТ: "ДЗЕНЬ ДОБРЫ, ПАНИ!"
3. Жители села Вершина недовольны действиями руководства
4. Польский дом открылся в селе Вершина Боханского района УОБАО
5. ВЕРШИНА: ВОЗНИКНОВЕНИЕ И НАЧАЛЬНЫЙ ЭТАП ИСТОРИИ ПОЛЬСКОГО СИБИРСКОГО СЕЛА
6. Маленькая Польша в сибирской глубинке
7. Село Вершина
8. В деревне Вершина расположится этнографический музей

  Последние сообщения  

  Реклама  


  Друзья и партнеры  


www.baikalsvet.com Светодиодные технологии. Светодиодные прожекторы, светильники. Ландшафтная и интерьерная подсветка.

  Ссылки  



 
Байкальский край


рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001152209332 (Байкальский край)


106 ms Golden BABR Журнал Вокруг света. Путешествия, приключения, открытия, рассказы, страны, первооткрыватели,
исследователи, география, континенты, сокровища, клады, обои, ссылки, отдых, Крым